Бог создал женщин умеющими или не умеющими шить, но Айзек Зингер уравнял их шансы


А вот когда миновала эпоха средневековья, и в Европе началась эпоха научно-технической революции, изобретатели вспомнили о швейной машине. Сначала немец Карл Вейзенталь предложил использовать иглу с двумя острыми концами и ушком для нитки в середине для швейного механизма, затем англичанин Томас Саинт изобрел механическое шило, правда, для шитья сапог. Но только австриец Йозеф Мадерспегер сумел придумать швейный агрегат, где ушко располагалось у острия, правда, изготовить так и не сумел — он был портным, но не механиком. Эстафету подхватил француз Бартоломи Тимоньё — он не только создал первую в мире работающую швейную машину, но даже открыл швейную фабрику под Парижем, где 80 машинок шили форму для французских солдат. Но финансовый успех привел к краху — банальная зависть рабочих с соседних фабрик, где шили по старинке руками, привела к разгрому и закрытию. Однако прогресс уже невозможно было остановить никакими погромами. Американец Элиас Хоу представил своё изобретение — швейную машинку, которая делала до 300 стежков в минуту. Правда, портные не спешили покупать новинку, и Хоу безуспешно пытался завоевать рынок. Так бы оно и продолжалось, но тут на сцену появляется тот самый Айзек Зингер, имя которого уже стало нарицательным. Да, он немного доработал изобретение Хоу — поставил машинку на доску, добавил прижимную лапку и ножной привод, а также использовал иглу с ушком на острие. И в таком виде его швейное сооружение было запатентовано. Всё. Вот так началось победное шествие швейных машин Зингера по всему миру. Кстати, Хоу все-таки отсудил свою часть в швейном механизме — он получал 25% от стоимости каждой проданной машинки. А Зингер еще раз доказал, что грамотный маркетинг поможет продать не только швейную машинку, но и от жилетки рукава, правда, эти рукава должны быть сшиты именно на зингеровской технике.