До эпохи Зингера


Когда речь заходит о шитье, каждая рукодельница с надеждой посматривает на свою швейную машинку — уж она-то, умелица, не подведет! А как же раньше, кода машинок не было, как же мастерицы шили? Да вот так и шили — руками, напевая: «Один стежок, другой стежок, не спи, моя иголка…». Вся история шитья началась, когда Адама и Еву изгнали из рая, и они внезапно осознали свою наготу, которую надо было чем-то прикрыть. И пришлось Еве взяться за иголку — шитьё доверили слабой половине человечества. Пока мужчины строили пирамиды, переходили Рубикон, прятались в Троянских конях и требовали хлеба и зрелищ, их жёны коротали вечера с иглой и нитками в руках. Почему же мужчины так легко уступили шитьё женщинам? Потому что не каждому мужчине этот процесс по силам, потому что шить вручную довольно утомительно. C непривычки от монотонной работы устают глаза, ломит спину и начинают болеть руки. Чем сложнее одежда, тем больше усилий требуется приложить швее. В средние века, когда костюмы знати стали непомерно роскошными, над каждым из них трудилось с десяток швей. Бедные женщины, не покладая рук, работали днём и ночью, чтобы закончить платье в срок. Но как бы самоотверженно не трудились они, быстро сшить костюм вручную не получалось. На его изготовление уходили месяцы. Кроме шитья одежды, была еще одна потребность в сшивании кусков ткани — паруса. Не так-то просто было скрепить прочным швом материю, чтобы ее не разорвал ветер или шторм, поэтому неудивительно, что в XIV веке голландцы, отчаянные мореплаватели, создали огромный колесный агрегат для стачивания парусов. Но их страх, что кто-то украдет секрет такого устройства был так велик, что до наших дней не дошло не только чертежей этой машины, но и имени ее изобретателя. Даже сам Леонардо да Винчи пытался решить проблему механизации шитья и оставил потомкам ее эскизы. Но реального воплощения идея так и не дождалась — в средние века ученый народ больше занимался теологией и астрономией, чем презренным бытом. И уж совсем никого не интересовала судьба бедных швей.