Где таятся корни ревности

Взгляните на малыша крепко прижимающего к себе игрушку — не правда ли, такая идиллическая картина? Ах ты, наш умница, хороший, держи крепче, чтобы не уронить! И невдомек родителям, что через пару-тройку лет малыш, привыкший крепко держать свое, ни на какие просьбы не будет реагировать. То есть забрать у него игрушку можно только с диким ревом. И никакие уговоры не помогут, разве что пообещать взамен другую игрушку, получше, чем та, что прижимает к себе малыш. Да, прижимистый ребенок, так просто свое не отдаст — ни маме, ни папе, ни знакомой тете. С другими детьми такой малыш может создавать множество конфликтов — он никогда не будет играть в те игры, где надо делиться чем-то. То есть уже с детства закладывается привычка крепко держать свое, и отдавать только взамен более привлекательного. Или престижного.

Конечно, тут ситуация несколько утрируется, вполне вероятно, что детский инстинкт собственничества со временем сгладится, ребенок поймет, что для собственной пользы надо не держаться за вещи, а то ровесники еще будут дразнить «жадиной» со всякими обидными эпитетами. Но кто даст гарантию, что эта привычка иметь только в своем распоряжении вещи не распространится с годами и на близких людей? Вспомните, как в школьные годы эта привычка принимает формы ревности:«Ты с ней не дружи, ты дружи только со мной». И сколько ссор и обид вызывает такая дружба или попытка расширить круг друзей.

Еще несколько лет, и начинается полоса подростковой влюбленности, где любая привязанность воспринимается как единственная и неповторимая, как у Ромео и Джульетты. Одна — и на всю оставшуюся жизнь. А вдруг противоположная сторона думает по-другому? И не считает себя чьей-то собственностью? Вот тут начинаются трагедии — от маленьких («Я ему так верила, а он…») до больших («Если ты не перестанешь говорить с этой противной Людкой, я покончу с собой!»). И не думайте, что это просто шантаж, как в латиноамериканском сериале. Поговорите с врачами из «скорой», сколько у них бывает пациентов, которые не смогли справиться со своими эмоциями.

А всего-то делов — надо в детстве не обещать детям, что всё самое лучшее будет всегда принадлежать только им. Ни вещи, ни люди. Все проходит — вещи стареют, люди меняются. И, может, стоит хвалить малыша, когда он сам отдает, без длительных уговоров, вещи или сладости. Или соглашается с тем, что близкие любят не только его, но и младшего ребенка. Все-таки ревность — не самое достойное чувство. Даже для взрослых.