Как выглядит равноправие в искусстве

Если вы хотите позлить своего оппонента в споре, особенно если он — мужчина, есть одна безошибочная тема, от которой перья дыбом встают не только у фламинго. Это — тема эмансипации, или равноправия, говоря понятным языком. Пусть он соловьем разливается о равноправном положении женщины, скрупулезно перечисляя общеизвестные догмы и старательно загибая пальцы. Общеизвестные — они, как выводы британских ученых, могут заключаться в звонких терминах и ничего общего не иметь с реальностью. А вот тема равноправия в экономической составляющей работ женщин-художниц и скульпторов? Копнем поглубже. Согласно скупым отчетам Sothbey’s и Christie’s, скульптуры и инсталляции даже самых известных художниц продаются в среднем всего за 4–6 миллионов долларов, в то время как менее ценные с художественной точки зрения работы некоторых творцов мужского пола приносят более впечатляющие суммы. Получается, что женщинам-художницам, чьи работы представлены на арт-рынке, приходится сталкиваться с предрассудками и дискриминацией. К примеру, в списке ста самых дорогих работ, когда-либо проданных на аукционе, по-прежнему нет ни одной работы, созданной художницей. Самой дорогой картиной за авторством женщины, ушедшей с молотка, стала работа Джорджии О’Киф «Дурман», проданная за 44,4 млн долларов. Для сравнения, самая дорогая работа, когда-либо проданная на аукционе, была создана Полем Сезанном и оценена в 250 млн долларов. В чем же арт-критики видят причину такого разрыва?  Во-первых, сверхдорогие произведения покупают бизнесмены мужского пола, и им  нравятся в первую очередь художники-бизнесмены, такие как Уорхол, Херст, Кунс, — наверное, потому, что они напоминают им самих себя. Во-вторых, женщины выполняют свою работу сами, они не стремятся поставить искусство на поток, располагая целая фабрика ассистентов, беспрестанно штампующих картины и скульптуры. Так может, дело не в масштабе таланта, а просто работы женщин не столь нахраписто продвигаются на рынок?