Когда красота и ум соединяются в одной женщине — 1


Шекспир, несмотря на свой литературный дар, о женщинах судил поверхностно, чего хотя бы стоит его крылатая фраза: «О женщины, вам имя — вероломство!». Видимо, тогда интеллект женщин вообще в расчет не брался, ценилась только внешность и покладистый характер. Что бы сказал Шекспир, чудесным образом оказавшись в XIX веке, когда бы довелось ему быть знакомым с графиней Лавлейс? Скорее всего, не поверил бы собственным глазам и ушам, ибо при всей своей красоте, изяществе и благородном происхождении (она была единственной законнорожденной дочерью лорда Байрона), Ада серьезно изучала математическую логику, а в разговорах на научные темы обходила даже ребят из Кембриджа и Оксфорда. Девушка-математик в высшем английском обществе того времени – со стороны это действительно выглядело странно. Среди других людей, в основном женского пола, это вызвало скрытую злость и зависть, а многие мужчины были от нее без ума. Математика математикой, но как же так вышло, что помнят о ней в первую очередь именно программисты? Одной из самых судьбоносных встреч Ады Лавлейс стала встреча с Чарльзом Бэббиджем – изобретателем первой аналитической вычислительной машины. Бэббидж мечтал о том, чтобы автоматизировать создание таблиц значений логарифмов и тригонометрических функций, и графине Лавлейс суждено было написать первую программу для этой машины — автоматизировать вычисление чисел Бернулли. В то же самое время именно Ада ввела в обиход такие компьютерные термины как цикл и ячейка. Так что Шекспир мог бы пересмотреть свои патриархальные взгляды на женский интеллект, правда, тогда бы вместо женского коварства он бы обвинял женщин в чрезмерном умствовании и пренебрежении к мужчинам, но факт остается фактом — первым программистом была женщина. Если бы женщины помнили об этом, то, возможно, создание Windows и Facebook’а обошлось бы без участия Билла Гейтса и Марка Цукерберга.