Не всегда тайное становится явным


Вам бы хотелось, чтобы кто-то посвятил вам свои стихи? Ну, что-то о красотах природы или о том, как грачи прилетели, вполне приемлемо, а если это лирическое откровение? Да еще, не дай Бог, имеющее реальную основу? Вот тут большинство женщин прикусит язычок, потому что выносить на всеобщее обозрение свои чувства как-то не принято, да и муж, если почитает, тоже не обрадуется. Почему-то мужчины так странно относятся к поэзии. Вместо восхищения, что его дражайшая половина была Музой для будущего гения, они рычат, как пещерные предки, у которых пытаются забрать лакомую кость. Разве что сам поэт догадается о нежелательности огласки (да не было ничего, просто вместе любовались закатом! Вот не сойти мне с места!), и скромненько обозначит в посвящении инициалы посетившей Музы. А как раньше поэты выражали благодарность вдохновительнице, не выдавая ее имени? Да вот так и писали — заглавными буквами в произвольном порядке, а там уж гадай, кто скрывался под инициалами А.Ф.К — Ангелина Феодоровна Краюшкина, или Анна фон Крайслер. В свое время А.С.Пушкин многих озадачил: кому же посвящались трепетные строки «Я Вас любил…»? Немалое количество пушкиноведов вложили изрядно пыла и страсти, выясняя: кому из прекрасных дам, современниц поэта, были посвящены эти пронзительные по откровенности строки? Назывались пять имен, приводилось неисчислимое множество мемуаров, свидетельств потомков или исследований архивных материалов, но тайна так и осталась нераскрытой. Сам же поэт не пожелал открывать свое сердце досужим современникам. Может, в этом и заключается его гениальность – остаться жить в веках, тревожа наши души отзвуком былой страсти и благородства настоящего мужчины. Он до сих пор хранит в тайне доброе имя той, что послужила ему Музой.