Рай для художника — натурщиц больше, чем живописцев

Так вот и получилось, что Гоген попал туда, куда хотел — правда, после долгой волокиты и бюрократических проволочек он все-таки сумел совместить свой интерес к жизни на Таити с государственными интересами — предложил министру просвещения Франции свою кандидатуру для поездки в качестве официального представителя миссии по распространению культуры и прогресса в отсталые регионы. Не забывайте, что Таити тогда был частью Французской Полинезии, и Гоген, как француз, имел полное основание поехать во французскую колонию. Хоть чучелом, хоть тушкой… ему было все равно, как будет называться его должность, главное — что он сможет заниматься своей любимой живописью, писать островитянок, не прилагая больших усилий, чтобы убедить их позировать обнаженными — во Франции с обнаженной натурой были проблемы. Не всякая порядочная девушка соглашалась раздеться, даже во имя святого искусства.  И соглашалась, но Гоген не мог позволить себе такие расходы. Даже цветистые обещания всемирной славы не могли соблазнить практичных  француженок. А вот на далеком острове Таити, где женщины ходят полуобнаженными (Гоген выяснил это из  справочника, который издало министерство колоний, причем первоисточник был изначально сомнительный — якобы отчет одного француза, полжизни проведшего на Таити), возможностей хоть отбавляй! Вот и Гоген поверил, да так яростно, что отметая все возражения, смог получить желанную должность представителя миссии. Его наивность простиралась настолько далеко, что в багаже он прихватил ружье, валторну, две мандолины и гитару. Ну, ружье понадобится, чтобы охотиться и, таким образом, сэкономить на еде. А музыкальные инструменты были просто необходимы на острове, поскольку, согласно тому же справочнику, его жители проводили все свое время в играх, песнях, танцах и любви. (Окончание следует).