«Стань таким, как я хочу!»

А вы уверены, что дети слышат именно то, что вы им говорите? Тогда почему они не спешат выполнять такие понятные, по нашим меркам, требования? Дело в том, что та повелительная форма, в которой эти требования излагаются, больше всего похожа на увесистый кирпич, которым бьют со всего размаху по психике маленького человека. Он маленький по росту, но не по способности соображать. Смотрите, когда вы кричите: «Осторожно», «Не делай», «Отойди», ребенок слышит – «Мир опасен, не двигайся, а еще лучше – ничего не делай».  Может, лучше попросить: «Будь внимательнее (осторожнее), береги себя». А жесткое требование: «Стой! Помолчи! Быстрее! Отвечай!» для ребенка означает, что он должен уступить, потому что его желания не имеют значения.  А если попробовать договориться? И будьте поаккуратнее в словах, не стоит говорить ребенку: «Ну сколько можно повторять!? Вот (имя) всё хорошо делает, а ты?». Потому что для него это прозвучит  как признание, что он – неудачник, который хуже других. Вам нужен ребенок, который уже смирился, что всегда будет проигрывать? Тогда вместо этого скажите ему, что верите в его силы и любите таким, какой он есть.

Получается, что такие привычные для нашего уха упреки и пришпоривание для детей имеют совсем другой смысл, они не помогают, а только разбивают на мелкие осколки самоуважение и чувство собственного достоинства ребенка. Не лучше ли попытаться найти более мягкие формы для выражения своего неодобрения? Да-да, все понятно, нет времени, усталость, домашние хлопоты, которые и слон не вынесет, но дети-то не могут осознанно выделять в потоке оскорбительных слов рациональное зерно. Они в первую очередь видят, что их желания, стремления, душевные порывы никому не интересны, более того, взрослые всячески подчеркивают несамостоятельность и зависимость детей. Может, это выходят наружу скрытые комплексы самых взрослых, когда-то в полной мере прошедших обязательную школу домашнего унижения, а то и физических наказаний?

Сложно однозначно ответить на этот вопрос, Бог с ними, с незажившими ранами самолюбия, полученными еще в детстве от родителей, но хотя бы своих детей можно оградить от вируса неверия в свои силы. Если вам обломали крылья, это же не значит, что теперь из чувства мести надо ломать те же крылья у своих детей? Вам ведь придется испить чашу разочарования до самого дна – дети будут не радовать вас, а оставлять в тягостном раздумии. У вас не получится прожить вместо них жизнь, а путь многолетних претензий и упреков еще никогда не смог сплотить разные поколения. Скорее, он их разобщит.

А всего-то надо было поддержать и успокоить, помочь справиться с проблемой, не ругать, а искать вместе, как исправить ситуацию. Обязательно вместе. Тогда вы будете действительно вместе, «в горе и радости, в болезни и здравии». Может, это и есть формула счастья?