«Всю жизнь я играю в куклы»

Как говорил  Корней Чуковский: «Во всём мире нет другого Образцова. Он сам изобрел свою профессию, сам создал целую отрасль искусства, и его куклы, по-моему, талантливее многих живых артистов». Хотя родился Сергей Образцов  более 100 лет тому назад в семье академика,  видного ученого, профессора Московского института инженеров железнодорожного транспорта.  Можно себе представить, сколько огорчений в семье профессора вызвало решение сына пойти не по стопам отца, а податься в актеры. Больше того — стать кукольником, чуть ли не ярмарочным скоморохом. А на эстраде Сергей Образцов появлялся с маленькой ширмой и забавными игрушечными персонажами, которые в его руках проделывали настоящие чудеса. Очевидцы рассказывали, что аудитория буквально стонала от хохота, когда его куклы исполняли интермедии, романсы и оперные арии. Столь велика была любовь артиста к своему жанру, что в 1931 году он сумел создать Театр кукол.

Но Сергей Владимирович был не только кукольником — его талантов не счесть. Он был артистом, певцом, художником, музыкантом, писателем, режиссером, организатором, общественным деятелем, строителем, архитектором, публицистом.  Множество представлений, десятки пьес, новое здание на Садовом бульваре со сказочным фасадом и замысловатой машинерией внутри — уже тогда там были сложный раздвижной занавес, трансформирующиеся стены зала, позволяющие «окружить» зрителя куклами, «бегающий» звук. Образцов сумел не только построить свой Театр Кукол, но и выдержать не самые  легкие годы. В тяжелые времена он чуть ли не единственный подписал письмо в защиту Мейерхольда. Позже его просили также осудить Солженицына. И он нашёл отличный ход — попросил прислать его произведения, которые были запрещены. А как можно сказать, что Солженицын плохой писатель, если ничего не читал? Прожив почти весь двадцатый, один из самых беспощадных для России, век, он каким-то чудом оставался внутренне свободным и даже позволял себе посмеиваться над предлагаемыми обстоятельствами. Поговаривали, что у Образцова крутой нрав, что с ним трудно работать. Возможно, так и было, но тут уместен такой вопрос, чисто риторический, — что предпочтительней в человеке: «крутой нрав», строгость и требовательность в работе или — равнодушная снисходительность, мягкотелость, приспособленчество. А Образцов был, может быть, и крут, но не кланялся обстоятельствам. Когда-то ему  в партийной инстанции предложили избавиться от «лиц определенной национальности».  На что Образцов предложил прежде всего уволить его самого, затем тех, кто неугоден, а после — его собственные слова:«Посмотрим, что станет с театром».  Театр остался, а вместе с ним и люди, которые делали всё для его процветания и развития. А Сергей Владимирович до последних  дней щедро отдавал созданному им великолепному театру свой неугасимый талант режиссера, художника, выдумщика, организатора. Кто бы мог подумать, что куклы так сильно влияют на жизнь тех, кто их беззаветно любит!?